A+ A A-

Материалы

Интервью послом А. В. Келиным

Как построить надежную систему безопасности на континенте

Интервью с Постоянным представителем Российской Федерации при ОБСЕ послом Андреем Владимировичем Келиным

 

Наши соотечественники, которые приходят полюбоваться величием императорского дворца Хофбург, обязательно видят развивающиеся на площади перед дворцом флаги с буквами «ОБСЕ». Не все знают, что именно здесь располагается штаб-квартира крупнейшей в мире региональной политической организации, где в режиме реального времени работают и обсуждают актуальные вопросы безопасности на всем пространстве от Ванкувера до Владивостока представители 56 государств.

 

С августа 2011 года Постоянным представителем Российской Федерации при ОБСЕ является посол Андрей Владимирович Келин, интервью с которым мы представляем вниманию читателей.

— Вы всегда были профессиональным дипломатом?
— В МИД Российской Федерации работаю уже 33 года.
— Это у вас семейное?
— Да, мой отец был дипломатом. Моя супруга Ирина также из семьи профессиональных потомственных дипломатов. А вот дети нарушили семейные традиции. Они юристы.
— Учились вы, конечно, в МГИМО?
— Да. После окончания МГИМО начинал карьеру в Нидерландах в 1979 году. Затем несколько лет работал в области разоружения — на переговорах с США в Женеве по ядерным ракетам средней дальности и стратегическим вооружениям.
— А в каких странах еще довелось служить?
— Начиная с 1990 года занимался установлением и налаживанием отношений между Советским Союзом и НАТО в Брюсселе. Это весьма важное направление для разрядки в военной области, укрепления доверия, снижения вероятности развязывания военных действий в Европе. Провел там две длительные командировки, каждая по пять лет, заканчивал службу на этом направлении в ранге советника-посланника, заместителя Постоянного представителя Российской Федерации при НАТО.
— А в Москве в аппарате Министерства работали?
— В 2005–2011 годах возглавлял Кавказский департамент Министерства иностранных дел. На этот период пришлись бурные события, связанные с грузинской агрессией против Южной Осетии в августе 2008 года. Их следствием стало возникновение суверенных республик Абхазии и Южной Осетии, установление с ними полноформатных двусторонних отношений, включая открытие посольств. Параллельно велась работа над урегулированием нагорно-карабахского конфликта.
— Наверное, работа с ОБСЕ — это тоже урегулирование всевозможных конфликтов на территории Европы.
— Само появление Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе во многом связано с инициативами построения надежной системы безопасности на континенте. Еще в 1954 году Советский Союз выступил с предложением заключить на 50 лет общеевропейский договор по безопасности. В 1966 году Организация Варшавского договора предложила создавать общеевропейскую конференцию по безопасности. В 1969 году сессия Совета НАТО поддержала это предложение. Все это дало импульс к проведению многосторонних консультаций, которые закончились принятием 1 августа 1975 года в Хельсинки Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), подписанного руководителями 35 государств-участников. Он стал, образно говоря, фундаментом, на котором сегодня основывается общеевропейская безопасность. Этот поистине эпохальный документ утвердил десять принципов — так называемый хельсинкский декалог, которые государства-участники применяют во взаимных отношениях. Тогда же был закреплен и принцип консенсуса как основы принятия всех решений. В Хельсинкском заключительном акте были определены основные направления деятельности ОБСЕ. Первоначально они получили название хельсинкских «корзин», а сегодня именуются измерениями безопасности — военно-политическое, экономико-экологическое и человеческое.
— А чем отличаются эти названия — бывшее СБСЕ и настоящее ОБСЕ?
— С 1975 года по 1990 год СБСЕ функционировала как серия совещаний, на которых обсуждался ход реализации обязательств государств-участников. Встреча на высшем уровне в Париже, где 21 ноября 1990 года была подписана Хартия для новой Европы, ознаменовала окончание эпохи «холодной войны». Одновременно Парижский саммит дал старт началу институциализации СБСЕ путем создания механизма для политических консультаций и учреждения ряда постоянно действующих структур. Свое нынешнее название — ОБСЕ — организация получила 1 января 1995 года.
— А как осуществляется руководство Организацией?
— Высшим директивным органом ОБСЕ является встреча глав государств и правительств, на которых определяются приоритеты Организации.
— А страны СНГ тоже принимают участие в таких встречах?
— Не просто принимают участие, а, бывает, и руководят ими. Последний саммит прошел, например, в столице Казахстана Астане 1–2 декабря 2010 года. Его главным итогом стало провозглашение руководителями всех стран цели формирования общего и неделимого сообщества безопасности на пространстве ОБСЕ, свободного от разделительных линий, конфликтов, сфер влияния и зон с разными уровнями безопасности. Эта задача остается «путеводной звездой» нашей Организации и должна воплощаться в конкретных делах и решениях. В текущем году «за штурвал» ОБСЕ встала Ирландия, а вот в следующем году роль председателя возьмет на себя Украина. Уверены, что наши украинские партнеры с честью выполнят эту задачу. За ними последуют Швейцария и Сербия.
— А почему штаб-квартира ОБСЕ находится в Вене, а не каждый раз в странах-председателях?
— Всей текущей работой ОБСЕ, в том числе подготовкой министерских встреч, занимается Постоянный совет, который собирается в Вене еженедельно или чаще на уровне Постоянных представителей стран-участниц для обсуждения вопросов повседневной деятельности Организации и проблем, затрагивающих различные внешнеполитические и внутриполитические аспекты в пределах компетенции ОБСЕ. Работа эта многогранная и весьма напряженная, требующая хорошей профессиональной подготовки и крепких нервов. Кроме того, в системе ОБСЕ действует Парламентская ассамблея, объединяющая представителей парламентов всех государств-участников. По традиции Ассамблея проводит свои зимние заседания в Вене, и в конце февраля будущего года в Хофбурге вновь соберутся парламентские делегации 56 стран включая Россию.
— А чем занимается Генеральный секретарь ОБСЕ?
— Итальянец Ламберто Занньеру руководит Секретариатом, в котором работают около 300 международных сотрудников. Они обеспечивают координацию всех структур Организации, а также поддерживают контакты с другими международными структурами. Кстати, Генеральный секретарь как минимум раз в году бывает в Москве для обсуждения с руководством МИД России наиболее важных вопросов работы ОБСЕ и подготовки к очередному СМИД.
— А это что такое?
– В период между саммитами раз в год проходят встречи министров иностранных дел государств-участников, на которых принимаются решения по наиболее актуальным вопросам работы ОБСЕ. В текущем году министерская встреча пройдет 6–7 декабря в столице Ирландии Дублине, так как эта страна сейчас является председателем нашей Организации.
— Какие механизмы, призванные реализовывать принимаемые государствами решения, созданы при ОБСЕ?
— За годы своего существования в Организации созданы различные механизмы. Среди них, например, Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) со штаб-квартирой в Варшаве. Одна из его основных задач — оказание содействия в проведении демократических выборов и направление на них своих наблюдателей. Проблемами нацменьшинств занимается Верховный комиссар ОБСЕ, офис которого расположен в Гааге. Ну и нельзя не упомянуть о Представителе ОБСЕ по свободе СМИ, призванного оказывать содействие развитию средств массовой информации и деятельности журналистов.
В рамках СБСЕ в начале 90-х годов было создано около 20 полевых миссий, которые направлялись главным образом в страны бывшего Советского Союза и на территорию бывшей Союзной Республики Югославия. В целом они способствовали урегулированию конфликтов в ряде «горячих точек» и содействовали укреплению демократии и становлению органов государственной власти. В настоящее время на пространстве ОБСЕ функционируют 15 миссий в 14 государствах-участниках. Полевые присутствия действуют на Балканах (Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия — в Белграде и Косово, Черногория), в Восточной Европе (Украина и Молдавия), Закавказье (Азербайджан, Армения), в Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан). Несмотря на разноплановость мандатов, состава и условий работы все они были созданы для оказания содействия правительствам принимающих государств и по завершению этой задачи должны прекратить свою работу.
— Понятно — урегулирование региональных конфликтов и укрепление государственности. А что с экономическими проблемами?
— Второй «корзиной» ОБСЕ занимается Координатор по экономическим и экологическим вопросам, а также Экономический форум ОБСЕ. И хотя Организация, с учетом ограниченных ресурсов, не может вносить реальный вклад в экономические процессы, она зарекомендовала себя как полезная площадка обмена опытом и выработки конкретных рекомендаций по наиболее востребованным сферам экономического взаимодействия. Одной из таких «ниш» могла бы стать работа в деле предотвращения стихийных бедствий и техногенных катастроф.
— А у меня создалось такое впечатление, что ОБСЕ слишком много занимается правами человека, например, ее представители работают наблюдателями на выборах и, мне показалось, не всегда объективны в своих мнениях.
— Действительно, в последние годы в ОБСЕ заметен крен в сторону вопросов прав человека. Мы не против их обсуждения, но при сохранении баланса между всеми измерениями безопасности и исключении политизации этой темы. При этом мы призываем уделять особое внимание таким насущным проблемам, как рост агрессивного национализма и неонацизма, попыткам героизации фашистских преступников и их пособников. В этой связи не могу не отметить положительный пример Австрии, где с уважением относятся к истории и чтят память воинов Советской армии, освободившей Европу от «коричневой чумы».
В последнее время мы видим, к каким серьезным последствиям могут привести радикальные идеи и провокации, оскорбляющие чувства верующих и игнорирующие традиционные морально-нравственные ценности. Полагаем, что ОБСЕ, в которой представлены страны с разными религиями, традициями, культурами, как раз и призвана найти адекватный ответ этой обострившейся проблеме.
— А что вы можете сказать о работниках российского представительства ОБСЕ? Насколько я знаю, люди, которые занимали там передовые позиции, попадали на очень ответственные места в МИД РФ — кто-то становился зам. министра, кто-то возглавил Департамент информации и печати.
— В Российском Постоянном представительстве трудятся квалифицированные и опытные дипломаты. На их плечи ложится большая нагрузка, и они хорошо справляются со своими задачами и достойно представляют нашу страну.
Мы всегда активно участвуем в работе конкретных переговорных форматов и стремимся помочь сторонам конфликтов сблизить позиции, укрепить взаимное доверие, выйти на мирное политическое урегулирование.
Россия всегда выступала за то, чтобы ОБСЕ стала действенным форумом для равноправного политического диалога всех государств-участников и «площадкой» коллективного принятия решений по наиболее важным проблемам безопасности. Воплощение этой цели во многом связано с давно назревшей потребностью реформирования ОБСЕ, укрепления ее организационно-правовых основ. Не менее важно преодолеть возникшие в работе ОБСЕ географические и функциональные дисбалансы.
— Функциональные — понятно, а географические?
— Так получается, что основное внимание фокусируется на постсоветском пространстве, тогда как проблематика безопасности гораздо шире. Мы не ограничиваемся только призывами, а предпринимаем конкретные шаги. В течение последних лет наша страна, вместе с государствами — членами ОДКБ, представила целый пакет реформенных инициатив и конкретных наработок, касающихся многих важных аспектов деятельности Организации и ее исполнительных структур. Однако наши западные партнеры пока уходят от их рассмотрения, аргументируя свою позицию нежеланием подрывать «гибкость» Организации и «автономность» ее структур.
— Совсем скоро, в 2015 году, ОБСЕ будет отмечать свой сорокалетний юбилей. С каким багажом подходит к этой дате Организация?
— К столь серьезной дате Организация подходит с неоднозначным багажом. С одной стороны, накоплен большой опыт участия в урегулировании конфликтов, разработан солидный набор мер укрепления доверия и безопасности в военной области, много сделано по всем трем измерениям безопасности. С другой стороны, ОБСЕ продолжает поиск своего места в меняющемся мире. Очень часто ее возможности и трибуна используются для продвижения блоковых взглядов, далеких от целей, которые закладывались ее «отцами-основателями». Пришла пора отказаться от таких узких подходов и сосредоточиться вокруг объединительных тем и проблем ОБСЕ.
— Вот вы сказали, что работа, связанная с ОБСЕ, требует крепких нервов. Наверное, и крепкого здоровья тоже. Как вы отдыхаете, занимаетесь ли спортом?
— Отдыхаем мы с женой активно. Вот в прошлое воскресенье, например, ходили за грибами. Много путешествуем по Австрии.
А спортом я занимался всегда — волейболом, теннисом, велосипедом. Перед поездкой в Австрию специально ездил в Армению, в Цахкадзор — тренировался в спуске с гор на лыжах.
— А как насчет искусства?
— Искусство тоже люблю. В Венской государственной опере, например, был трижды. Последнее, что видел, – свежая постановка балета «Ромео и Джульетта». Наша соотечественница, прима Мария Яковлева была великолепна.
— А можете в двух словах сравнить жизнь в Брюсселе и в Вене?
— В Вене сосиски, которые я обожаю, лучше и дешевле.
Послесловие
Когда я увидела Андрея Владимировича Келина в июне на приеме в честь Дня России, он показался мне несколько хмурым. К счастью, я ошиблась: как выяснилось, ему было просто жарко и неудобно в форменном мундире. А человек он открытый и простой — даже про такой сложный вопрос, как работа ОБСЕ, постарался рассказать читателям как можно доходчивее.

Беседовала Ирина Мучкина

 

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте