A+ A A-

Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II. Часть II. Начало в № 2/2019

Загрузить PDF-версию новости

 Портрет Франца Иосифа

100-летию окончания Первой мировой войны посвящается

Франц Иосиф и Александр III

После убийства Александра II в 1881 году его сын, Александр III, продолжил аккуратную дипломатическую линию, в том числе и в отношениях с Францем Иосифом.

Франц Иосиф тем временем не без успеха активизировал политику Австро-Венгрии на ее главном внешнеполитическом направлении – Балканах. Сербия попала в полную зависимость от воли Вены. Сербский князь Милан Обренович (с 1882 года – король) даже предложил Францу Иосифу… купить его страну. Но австрийцы решили, что сербское население слишком ненадежно для стабильности империи.
В 1881 году в Берлине в рамках подугасшего «Союза трех императоров» между Россией, Австро-Венгрией и Германией был подписан новый договор о взаимных гарантиях безопасности. В 1882 году послом в Вену был назначен осторожный князь А. Б. Лобанов-Ростовский (на этом посту он прослужил 13 лет, а затем стал министром иностранных дел). Работать с венским императорским двором ему было непросто. В 1885–1886 годах русско-австрийские отношения вновь стали портиться из-за вопроса единства и внешнеполитической ориентации Болгарии и Сербско-болгарской войны. Параллельно в Австрии все более усиливались пангерманские настроения.
Франц Иосиф заискивающе поглядывал в сторону Англии. А британцы традиционно умело продолжали провоцировать конфликт между русским и австрийским императорами. Порой взаимное недовольство между монархами просто зашкаливало и дело могло дойти даже до военного столкновения. Соответствующие планы у обоих императорских генштабов имелись. Из уст австрийского министра иностранных дел поступали угрозы о готовности Вены начать при поддержке Англии военные действия против России. Однако спокойствие и такт посла Лобанова-Ростовского позволяли сглаживать противоречия.
В августе 1885 года в Моравии, во дворце архиепископа в Кремзире (ныне чешский городок Кромержиж близ Ольмюца), состоялась встреча Александра III с австрийским императором Францем Иосифом в сопровождении супруг. Каких-либо позитивных сдвигов это событие, к сожалению, не принесло. В 1886 году «Союз трех императоров» окончательно распался. Вместо него в 1887 году был заключен русско-германский договор.

Портрет российского императора Александра III

Спустя некоторое время отношения между Петербургом и Веной все же снова потеплели. В 1890 году ушел в отставку Бисмарк, так как не был согласен с линией нового германского императора Вильгельма II, который, кстати, приходился русскому царю Николаю II двоюродным братом. В окружении Франца Иосифа, как докладывал наш посол в Вене, вовсю ходили слухи о якобы психической неадекватности Вильгельма (Ламздорф В. Н. Дневник. 1891–1892). Для русофильской части австрийской элиты чрезмерно тесный союз Австро-Венгрии с Германией представлялся слишком опасным, так как лишал Вену пространства для внешнеполитического маневра. Франц Иосиф также начал понимать тягостность ситуации.
В том же 1890 году Россия и Австро-Венгрия подписали декларацию «об упрощении сношений военных судов», в январе 1893-го – конвенцию о соединении Новоселицкой ветки Юго-Западных железных дорог России с Львовско-Черновицкой железной дорогой Австро-Венгрии, а в 1894-м – торговую конвенцию.
Кстати, о западноукраинской территории Галиции. Хотя она в 1772 году отошла к Австрийской империи в ходе совместного с Россией и Пруссией первого раздела Польши, русское влияние там всегда было сильным. Император Франц Иосиф не мог этого не учитывать. По крайней мере, дипломатичность в 90-е годы ХIХ века соблюдалась. Известен случай, произошедший при посещении Львова австрийским монархом в 1894 году: во время приема, устроенного как раз в день именин русского царя Александра III (11 сентября), Франц Иосиф провозгласил тост: «За здоровье моего дорогого друга, императора Александра!». Вслед за этим оркестр сыграл русский гимн «Боже, Царя храни». Присутствовавшие на мероприятии русские – военный атташе в Вене полковник Воронин и консул во Львове надворный советник Пустошкин – пели, а представители местной польской шляхты раскрыли рты от удивления и возмущения (Соколов Л. Осторожно: «украинство»! М., 2009).
Фактом является и то, что часть австрийской элиты, включая и сына Франца Иосифа кронпринца Рудольфа, активно занималась экспортом «украинства» в Малороссию. Пророссийски настроенные русины (особая группа славян в Закарпатье) подвергались в Австро-Венгрии жестоким массовым репрессиям в австрийском концлагере «Талергоф» и тюрьме «Терезин» в годы Первой мировой войны. Эту тему в свое время тщательно исследовал украинский писатель Олег Бузина, убитый в Киеве в 2015 году (см. в интернете его работу «Концлагерь для “неправильных” галичан»).
В конце царствования Александра III отношения России с Францией, в том числе в сфере военной безопасности, вышли на новый уровень. Французы стремились заручиться поддержкой России на случай следующего конфликта с Германией. Для Вены же и Берлина русско-французский союз представлялся нежелательным и опасным. После кончины Александра III в 1894 году дипломаты Франца Иосифа вовсю пытались «перезагрузить» отношения Австро-Венгрии с Россией.

Дружба и ссора с Николаем II

Портрет российского императора Николая II

По совету бывшего посла в Австрии А. Б. Лобанова-Ростовского, ставшего при Николае II министром иностранных дел России, молодой русский царь летом 1896 года начал зарубежное турне по важнейшим столицам Европы именно с Вены (15–17 августа). Российский и австрийский императоры, похоже, искренне пытались наладить добрые отношения друг с другом и между своими государствами.
В столице империи Габсбургов тщательно подготовились к визиту гостей из России. Местная официальная газета «Abendpost» писала, что, хотя император Николай II уже бывал в Вене в частном порядке, с момента коронации он посещает австрийскую столицу впервые. Отмечалось «отрадное единогласие» между двумя монархами, гарантировавшее мирное развитие Европы (16 августа 1896 года).
Интересны и описания встречи двух императоров на «пышно украшенном» вокзале Вены в российской прессе. Сообщалось, что Франц Иосиф был в русской генеральской форме с Андреевской лентой. Первой из вагона вышла императрица Александра Федоровна. Галантно поцеловав ей руку, Франц Иосиф дважды облобызал Николая II. После обхода российским императором почетного караула последовало взаимное представление свиты, причем Франц Иосиф в течение некоторого времени беседовал с министром иностранных дел князем А. Б. Лобановым-Ростовским. На пути следования кортежа императоров публика встречала их радостными возгласами. После помпезного обеда в Хофбурге монархи с супругами слушали оперу французского композитора Жюля Массне «Манон». Как записал в своем дневнике скупой на слова Николай II, он поучаствовал также в охоте в парке Лайнц, «бегал за оленями, лазил по холмам, скитался по лесам и в конце концов убил 2-х оленей и кабана». Русский монарх отмечал «радушие хозяев» («Дневник Николая II», 1896 год).

Прибытие Николая II в Вену на Западный вокзал в 1896 году

По итогам визита Николая в Австрию газета «Русские ведомости» писала: «В те дни, казалось, внимание всей Западной Европы было сосредоточено на Вене, а мысли ее народов поглощены заботой о том, как бы достойнее и торжественнее встретить у себя самодержавного повелителя обширнейшей в мире Империи и пожелать ему от всего сердца счастья, мира, радости в его царственном служении благу своей земли и общему спокойствию». («Русские ведомости», 18 августа 1896 года). Как отмечалось в одной из российских брошюр, «отношения наши улучшились не с одной только Францией. Последнее свидание в Вене наглядно доказывает, что наши отношения с Австро-Венгрией вступили в совершенно новую колею» (Уманский А. М. Русский министр иностранных дел князь А. Б. Лобанов-Ростовский. Спб., 1896).
Весной 1897 года снова произошла встреча двух императоров. На этот раз Франц Иосиф приехал с ответным визитом в Санкт-Петербург. Бывший глава российского правительства граф С. Ю. Витте писал в своих мемуарах: «Наш молодой Император относился к Францу Иосифу в высокой степени почтительно, как к престарелому старцу, что производило на всех самое прекрасное впечатление» (Витте С. Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. Берлин, 1922).
На Марсовом поле в честь гостя из Вены состоялся военный парад. Командовал им сам Николай II, сидя на коне, с шашкой на вытянутой руке. В ходе бесед в Зимнем дворце монархи решили «поддерживать общеевропейский мир» и соблюдать статус-кво на Балканах. Эта важная устная договоренность двух императоров была оформлена в мае в виде обмена писем между министрами иностранных дел России M. Н. Муравьевым и Австро-Венгрии А. Голуховским. Российский министр в ответном послании в Вену констатировал, что стороны «пришли к соглашению о необходимости поддержания на Балканском полуострове теперешнего status quo столь долго, сколько позволят обстоятельства», и признали, что между Россией и Австро-Венгрией «не существует никакого принципиального разногласия и никакого повода к недоверию». Подчеркивалось, что «интересы обеих империй могут быть всегда согласованы с помощью искреннего и откровенного объяснения» (Сборник договоров России с другими государствами (1856–1917). М., 1952).

Франц Иосиф и Николай II с супругами в Вене в 1896

Также была достигнута договоренность с намеком на нежелательные действия Турции: в случае если, несмотря на все усилия двух держав, поддержание существующего положения на Балканах станет невозможным, «Россия и Австро-Венгрия заранее отвергают всякую мысль о завоеваниях и готовы заставить уважать этот принцип всякую другую державу, которая обнаружила бы противоположные намерения».
Однако на практике на Балканах все развивалось не так гладко. В 1903 году в Македонии вспыхнули антитурецкие волнения. Турция отвечала свирепыми репрессиями. За повстанцев пыталась заступаться Болгария. О своей готовности вмешаться заявляли и опиравшиеся на Россию сербы. После того как в Македонии был убит российский консул, к турецкому берегу выдвинулась российская эскадра. Вену вновь обуяли страхи из-за роста самосознания и самостоятельности балканских народов и возможности утраты контролируемых территорий. Вместе с тем закрывать глаза на преследования христиан турецкими властями они, разумеется, тоже не могли. Россия стремилась к сглаживанию осложнений на Балканах, поскольку царь был занят противоборством с Японией на Дальнем Востоке.
В этих условиях готовилась и проходила очередная встреча Николая II и Франца Иосифа, призванная уладить антагонизм на Балканах. В сентябре 1903 года российский император во второй раз с момента своего восшествия на престол посетил Австрию.
Встреча на вокзале вновь была пышной, звучала музыка, гремел салют. Николай II был одет в австрийскую форму с лентой ордена Св. Стефана. Оба монарха сердечно поздоровались, поцеловались. По прибытии в Шёнбрунн снова раздался салют. За завтраком Франц Иосиф произнес следующий тост: «Мне особенно приятно выразить Вашему Величеству все удовольствие, которое я испытал сегодня, приветствуя Вас. Сердечность наших отношений уже неоднократно имела благодетельное влияние на политические сношения наших государств, и я льщу себя надеждой, что и в настоящий момент полное согласие во взглядах, которое нас соединяет ввиду печальных событий, происходящих ныне на Балканском полуострове, обеспечит успех мероприятий, которые мы предпринимаем с обоюдного согласия в интересах европейского мира. Одушевленный этими чувствами, я пью за здоровье моего дорогого и верного друга, Его Величества императора Николая» («Русские ведомости», 19 сентября 1903 г.).

Франц Иосиф и Николая II на охоте

Николай II в ответном благодарственном тосте говорил о «сердечном согласии» и «полной гармонии» в действиях правительств двух стран, которые являются «ценным залогом успеха великого умиротворяющего дела, которое мы предприняли с общего согласия». После завтрака императоры отправились на горный курорт Мюрцштег для совместной охоты. В охотничьем замке во время бесед с участием министров иностранных дел России Ламздорфа и Австрии Голуховского решались важные дела.
Императоры подтвердили договоренность о совместной политике на Балканах. Было заключено соглашение о реформах в Македонии, которое устанавливало совместный контроль России и Австро-Венгрии над этой страной. Турция принуждалась к проведению реформ в Македонии. В частности, в управлении тремя македонскими провинциями должны были участвовать представители России и Австрии, в судах устанавливалось равное представительство христиан и мусульман, от турецкого правительства стороны ожидали выдачи пособий христианам, лишившимся крова и имущества, а также средств на восстановление храмов и школ, разрушенных турками.
Российский военный министр А. Н. Куропаткин в телеграфном стиле, по-военному, записал в своем дневнике впечатления от поездки в Вену: «Очень хорошо приняли. Франц Иосиф имеет нежные чувства к нашему государю. В Австрии и частью в Венгрии начинают верить нашему миролюбию и желанию сблизиться с Австро-Венгрией. По Македонии искренно желают идти с нами рука об руку. Будем действовать вместе.

Российский и австрийский императоры на Марсовом поле в Петербурге

Уверяют, что не хотят присоединять к себе Боснию и Герцеговину, что им выгоднее управлять там самодержавным способом. Боятся увеличить число славянских депутатов. Если Сербия вмешается в македонскую смуту, то Австрия займет Сербию. На прощание Франц Иосиф просил графа Ламздорфа (министра иностранных дел. – Прим. авт.) передать нашему государю свою просьбу, чтобы мы не препятствовали соединению австрийских железных дорог с турецкими через Митровицу».

Хотя Турция и приняла требования России и Австрии, выполнение их, несмотря на совместное давление на султана, под различными предлогами затягивалось. Впрочем, Николай II в то время больше внимания уделял дальневосточным делам, нежели европейским. Неудачная для России Русско-японская война 1904–1905 годов ослабила международные позиции Санкт-Петербурга, в том числе в Европе. Этим решили воспользоваться в Вене.
В октябре 1908 года случился так называемый Боснийский кризис. После 30-летней австрийской оккупации Боснии и Герцеговины (БиГ) Франц Иосиф, вопреки своим обещаниям, принял опасное решение об аннексии этой страны. Такой шаг вызвал возмущение прежде всего в Сербии и России (40 % населения БиГ составляли этнические сербы). Тем самым договоренность монархов по статусу-кво на Балканах была нарушена. В то же время Россия после неудачной войны с Японией была вынуждена смириться с такой ситуацией. Учитывались и угрозы со стороны Германии. Немецкий император Вильгельм II стремился к расширению сферы влияния германского блока, в том числе на славянских территориях.

Английская карикатура 1903 года - Франц Иосиф и Николай II принуждают турецкого султана к реформам

Франц Иосиф, опираясь на поддержку северного соседа, действовал на Балканах все напористее. В противовес этому к 1912 году набрала силу идея Балканского союза, который предполагал бы сплочение балканских государств и Турции для пресечения австро-венгерской экспансии на Балканах. Но со временем этот союз получил и антитурецкую направленность.
По мере усиления шантажа Вены в отношении сербов ухудшались и российско-австрийские отношения. Часть российского генералитета зимой 1912–1913 годов пыталась отреагировать на военные приготовления австрийцев частичной мобилизацией войск. Однако МИД России и Николай II отвергли эти предложения (Очерки истории Министерства иностранных дел 1802–2002 гг. М., 2002). В результате в 1913 году с австрийцами была достигнута договоренность о взаимной военной сдержанности. Уступчивость дипломатии Николая II в отношении политики австро-германского блока сильно критиковалась как в Англии и Франции, так и в самой России. Российского императора обвиняли в германофильстве.
Русский философ и публицист М. О. Меньшиков еще в 1910 году правильно и пророчески оценивал складывающуюся международную ситуацию в статье под лаконичным заголовком «Нас натравливают», напечатанной в газете «Новое время»: «Удивительно, до чего кое-кому в Европе хочется стравить Германию с Россией. (...) Так как разбогатевшая буржуазия Англии и Франции отвыкла от героизма и боится войны, то всеми мерами подыскивается менее взыскательный сосед, который подрался бы за них с немцами. (...) С теперешней Австро-Венгрией, несмотря на удивившую мир ее неблагодарность, жить еще в кое-какой дружбе можно, доказательством тому – теперешний более чем столетний мир. Тем более возможно мирное сожительство с Германией, между тем с разных сторон делаются недвусмысленные усилия к тому, чтобы поссорить нас с нею. (...) Неужели на потеху врагов обеих империй они разыграют роль гладиаторов на европейской арене?»

Французская карикатура 1908 года Австрия анексирует Боснию а Болгария провозглашает свою независимость

Пару лет спустя будущий лидер социалистической революции Ленин писал А. М. Горькому на итальянский остров Капри (1913 год): «Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иосиф и Николаша доставили нам сие удовольствие» (В. И. Ленин, ПСС, т. 48).

Продолжение в след. номере.
Владимир Кружков
Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте