A+ A A-

Рымникское сражение: как Суворов стал графом

Загрузить PDF-версию новости

 Суворов русский полководец

Все слышали об Итальянском и Швейцарском походах, переходе через Чёртов мост и других подвигах суворовских чудо-богатырей в Европе. Однако самая блестящая победа великого генералиссимуса осталась в тени: о Рымникском сражении напоминает лишь графский титул полководца.

Действия Суворова, совершившего в том бою дважды невозможное, считали безумством.

Снова война

Для генерал-аншефа Александра Васильевича Суворова новая война, развязанная Турцией в 1787 году, была не в новинку. За предыдущую кампанию полководец хорошо изучил манеру действий османских войск, основные уловки противника, а также турецкий язык. Когда 1 октября 1787 года на Кинбурнской косе был высажен вражеский десант, он лично водил своих солдат в атаку, сбросив турок в море. Но настоящие подвиги ожидали Суворова западнее: на этом театре военных действий ему предстояло стать настоящей палочкой-выручалочкой для других полководцев.
В 1788 году настойчивому генерал-аншефу удалось убедить главнокомандующего князя Потёмкина активизировать усилия по осаде Очакова. В решающий момент, отразив вылазку противника, он предложил ворваться в крепость, преследуя турок, однако Потёмкин отдал приказ отступать. В результате стратегически важный форпост был взят только к концу года.

 

Неудачливые союзники

Союзником России в этой войне выступила Священная Римская империя. Император Иосиф II не только рассчитывал использовать успехи русского оружия на пользу Австрии, но также искренне желал поддержать свою единомышленницу, русскую императрицу.

Император Иосиф II и Екатерина II, 1787

Он даже инкогнито совершил путешествие в Тавриду, находясь в огромном «поезде» Екатерины. Турция, поддержанная Великобританией, Пруссией и Францией, развязала войну, не заботясь о возможных международных осложнениях. Именно поэтому османский султан никак не ожидал вступления в войну австрийцев. Несмотря на открытие нового фронта, события на Балканском и Венгерском театрах военных действий разворачивались медленно. Многочисленные австрийские полки были рассредоточены для охраны неспокойной границы, что вкупе с отвратительным качеством дорог отодвигало начало боевых действий на неопределенный срок. Более того, основной лагерь армии на тот момент был поражен эпидемией малярии.

Император, находившийся при основных силах, все же рассчитывал дать туркам генеральное сражение, даже несмотря на катастрофические потери от болезней. Место для боя было выбрано удачно: в окрестностях города Карансебеш было где развернуться австрийской армии, чтобы уничтожить… саму себя. Из-за бутылки шнапса повздорили гусарский авангард и пехотная рота. Началась стычка и перестрелка. В ночной неразберихе часть бойцов побежала назад, переправившись через реку, где их встретили основные силы. Предположив, что авангард атакован турками, офицеры построили свои роты и повели в атаку на невидимого врага. Солдаты многонациональной армии, плохо понимавшие друг друга, приняли крики и приказы своих офицеров за османский боевой клич. В результате почти целую ночь австрийская армия методично истребляла саму себя, причем досталось и самому императору: его спасло только то, что он упал в реку. Подошедшие через два дня к полю боя турки были немало удивлены тому, что какая-то неведомая сила уничтожила за одну ночь десять тысяч австрийцев. Теперь на основные силы армии рассчитывать уже не приходилось.

 

На помощь австрийцам

Турецкая армия, война

В это же время на соединение с русскими двигался 18-тысячный австрийский корпус под командованием принца Фридриха Саксен-Кобурга. Однако не дойдя до намеченной точки, он оказался перед 30-тысячной турецкой армией, атаковать которую в одиночку полководец не решился. Он попросил помощи у Суворова, который в этот момент строго по плану двигался ему навстречу.
Получив просьбу о помощи, Александр Васильевич велел ускориться: его 7-тысячный корпус преодолел 40 верст за 26 часов, что по стандартам войны XVIII века было неслыханной скоростью.
В результате план турок по разгрому союзников поодиночке провалился. Объединенные русско-австрийские силы дали османам решительный бой при Фокшанах, причем атаку союзники начали ночью. Успешные действия артиллерии и смелый штыковой удар решили исход дела: турки бежали, оставив на поле боя 1 600 убитых.
Тут же Суворов получил приказ возвращаться к основным силам Потёмкина, в то время как Саксен-Кобург мог развивать самостоятельные действия, не опасаясь крупных схваток с османами. Но отдыхать австрийцам долго не пришлось: менее чем через месяц 18-тысячный корпус оказался под ударом основных турецких сил.

Иосиф II со своими генералами

Легенда рассказывает, что командующий захотел самостоятельно оценить численность подошедших турецких сил, для чего ночью взобрался на дерево. Когда же он увидел море огней, которое на самом деле было огромным османским лагерем, он упал с дерева. Против австрийцев турки сосредоточили 100-тысячную армию. Оправившись от падения, Фридрих Саксен-Кобург направил Суворову короткое, но емкое послание: «Спасите нас!», на что получил лаконичный ответ русского полководца: «Иду».
В ужасную непогоду все тот же 7-тысячный корпус Суворова выступил на выручку союзникам и за 70 часов совершил немыслимое: покрыл расстояние в 80 верст и соединился с австрийцами.

 

Стой, ребята!

Теперь у союзников было около 25 тыс. солдат – численность едва ли адекватная против 100 тысяч. На военном совете осторожный Саксен-Кобург предложил, вероятно, самое рациональное решение: использовать удачную позицию и обороняться. Суворов был категорически против: атака, только атака! С точки зрения воинского искусства решение русского полководца выглядело откровенным безумием: атаковать противника, у которого достаточно солдат, чтобы с легкостью замкнуть кольцо окружения. Суворов хотел действовать как можно скорее: он видел, что турецкая армия пока еще была разделена на два лагеря.
В ночь на 11 сентября 1789 года русские войска переправились через реку Рымну и перешли в наступление. Не дойдя до турецких позиций, солдаты Суворова оказались под мощным артиллерийским огнем и ударом османской конницы. Генерал отдал команду построиться в каре, что позволило отразить налет, после чего русские овладели турецкими укреплениями у деревни Бокзы и соединились с австрийцами. Теперь союзникам предстояло встретиться лицом к лицу с основными силами врага.

Рымникское сражение

На солдат Саксен-Кобурга была возложена непростая задача: им предстояло выдержать главный удар османов. Нужно отметить, что подданные Габсбургской монархии оборонялись стойко, надолго сковав турецкую конницу и часть пехоты боем.
В это время русские во главе с Суворовым зашли во фланг турок. Полководец увидел, что часть укреплений противника не достроена, и тотчас же отдал приказ атаковать кавалерией. Русская конница ворвалась в османский лагерь, за ней ударила пехота. От этого удара огромная и неповоротливая турецкая армия начала рассыпаться, как карточный домик. Юсуф-Паша пытался собрать свои силы в кулак, но было поздно. В панике возникла ужасная давка – даже оборонявшие переправу бойцы были сметены бежавшими. В страшной толчее из солдат, повозок, лошадей, верблюдов погибли тысячи турок. От грозной османской армии не осталось и следа.
Потери Юсуф-Паши были колоссальны: 15–20 тысяч против всего 500 у русских и австрийцев. Союзникам досталась почти вся турецкая артиллерия и 100 знамен. Венский и Санкт-Петербургский дворы не скупились на почести: Суворов был возведен в графское достоинство там и там, только Екатерина нарекла полководца Рымникским, а Иосиф – графом Римской Империи. Благодарные за спасение и чудесную победу австрийские солдаты дали Суворову свой собственный «титул» – генерал Vorwärts (генерал «Вперед»).


www.cyrillitsa.ru

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте