A+ A A-

Памяти Иосифа Кобзона «Я живу, как я живу»

 Иосиф Кобзон, советский эстрадный певец

Это интервью с Иосифом Кобзоном было опубликовано в январском номере «Нового Венского журнала» за 1997 год, а фото я сделала  в аэропорту Швехат. Иосиф Кобзон с удовольствием встретился с нами в венском аэропорту перед его отлетом в Москву, предварительно ознакомившись с номерами «Нового Венского журнала».

 – Вы раньше бывали в Вене?

– Я здесь не в первый раз. Очень люблю Вену и вообще Австрию. Прежде всего за то, что эта страна связана с музыкой. За три дня мы побывали на двух спектаклях: мюзикле «Элизабет» и в опере – на «Чио-Чио-сан». Я даже в гостинице жил в апартаментах «Карл Вебер» – вот такое музыкальное совпадение.
– Вы приехали сюда по делам?
– Нет, просто так случилось, что в праздники появилось три свободных дня и мы приехали пообщаться с друзьями.
– Что же так ненадолго?
– Я сейчас веду очень напряженный образ жизни, потому что объявил свой прощальный год. В сентябре отмечаю двойной юбилей: свое шестидесятилетие и сорокалетие творческой деятельности. Решил закончить свои выступления на эстраде и заняться общественной работой, политикой и бизнесом. Одновременно работаю с четырьмя коллективами: Академическим оркестром русских народных инструментов под руководством Николая Некрасова, Академическим ансамблем песни и пляски внутренних войск МВД России под руководством Виктора Елисеева, Московским государственным академическим камерным хором под руководством Владимира Минина и Мужским камерным еврейским хором под руководством Михаила Турецкого. С этими коллективами я хочу проехать по территории бывшего Советского Союза, то есть попрощаться с той державой, в которой я вырос и стал артистом. В конце января начинается первый тур. Их будет пять, по двадцать городов в каждом, то есть в общей сложности – сто. Туда войдут города, где я выступал раньше, те, которые избрали меня почетным гражданином; стройки, на которых я был, когда они начинались; столицы всех бывших союзных республик. Естественно, я выступлю на своей Родине – Украине и, конечно, в России.
С этими же коллективами записываю сейчас очень много произведений, которые аудитория в моем исполнении пока не слышала: классику, романсы, народные песни, литургическую музыку. Так что после моего ухода еще будет что пообсуждать в моем творчестве.
– Вы сказали, что хотите «попрощаться с державой». Вы собираетесь уехать за рубеж?
– Нет, что Вы! Я хочу попрощаться с местами, в которых я работал. С Россией я прощаться не собираюсь.
– А в Австрии Вы не смогли бы обосноваться? Здесь живут и выступают многие наши музыканты и певцы.
– Я их не осуждаю. В конце концов, в России сейчас трудно. Но я не смог бы жить нигде, кроме России.
– Почему же?
– Может быть, ментальность у меня другая. Я вырос там, меня там все знают. Люди улыбаются при встрече. При этом я не могу сказать, что живу там спокойно. У меня много политических конфликтов, которые перерастают в газетные. Но поймите, мне в этой стране жить интересно.
В России – могила моей матери, моего самого любимого человека в этой жизни, моего бога. Я даже и помыслить не могу о жизни где-то вдали.
– Я поняла, что перебираться в Вену Вы не хотите, а выступить здесь не собираетесь?
– Да, собираюсь – в мае. Хочу попрощаться с русскоговорящей публикой.
– Это замечательно! Нам ведь так не хватает привычных с детства концертов, как и телепередач. Я слышала, что недавно показывали Вашу серебряную свадьбу. Расскажите немного о Вашей семье.
– Мы с моей женой Нелей действительно справили двадцатипятилетний юбилей супружеской жизни. У нас двое взрослых детей: сыну Андрею – 23 года, дочери Наталье – 20 лет. Андрей уже женат на очень хорошей девочке Кате. Она работает манекенщицей и заканчивает университет. К сожалению, внуками нас пока не наградили. Живут наши дети в Москве.
– А чем они занимаются? Обычно дети идут по стопам своих родителей, а ведь Вы – не только певец.
– Наталья учится на втором курсе МГИМО. Андрей в основном занимается музыкой, немного бизнесом. Он – ищущая натура. Условия для поисков у него пока есть, вот он этим и занимается. Вообще, ребята у нас хорошие, жаловаться на них не приходится.
– Вы сказали, что живется Вам не очень спокойно. Что Вы имели в виду?
– Я очень бурно жил, и Ваши коллеги-журналисты уделяют мне слишком много внимания. Я – как бы на острие журналистских атак. Где-то я даже доволен: все время нужно бороться и быть в форме. Знаете, как приятно побеждать, особенно разнузданных журналистов. Политики – в основном ограниченные люди. А с журналистами нужно бороться на равных.
– Да, про Вас чего только не пишут!
– У нас сейчас настолько привыкли к негативной журналистике, что никто не обращает на это внимания. Чем скандальней публикация, тем больше она вызывает недоверия и насмешек. Не может такого быть, чтобы о человеке писали, что он наркобарон, мафиози, пятое-десятое, а он спокойно гуляет на свободе. Такой он крутой, что с ним Фемида ничего не может сделать?
Подобные заказные публикации – это как заказное киллерство, только бумажное.
– Вы чувствуете себя здесь свободнее? Вам не мешает Ваша известность?
– Вчера в опере, когда я вошел в ложу, услышал: «Ой, это же наш Кобзон!». Меня известность не раздражает. Я чувствую себя спокойно и в России, и в других странах. Ощущаю себя абсолютно одинаково – узнают меня или не узнают, обращают на меня внимание или не обращают. Я живу, как я живу.

Послесловие

Неля Кобзон

Неля Кобзон – моя дальняя родственница. Ее отец, очень веселый и компанейский человек, здорово игравший на аккордеоне, был двоюродным братом моей мамы, и в молодости они очень дружили. Кстати, Нелю и назвали в честь моей мамы, которой мой дедушка, ярый коммунист, дал имя «Нинель» – если прочитать его наоборот, получится «Ленин».

Она всегда была очень красивой – девочкой, потом девушкой – и выглядела в 12 лет моей ровесницей (я старше Нели на 4 года). Когда она приезжала к нам в гости в Нижний Новгород, за ней приударяли все мои одноклассники.
Мы ходили на каток, там бесконечно крутили пластинку с песней «А у нас во дворе», и я рассказывала девочке, что это поет Иосиф Кобзон. Потом Неля уверяла, что именно тогда она в него влюбилась.
Если Кобзоны приезжали в Вену, они появлялись на моем горизонте. В последний раз, когда Неля позвонила и предложила встретиться, у нас как раз шла конференция соотечественников, и выйти я не смогла. А потом Иосиф Кобзон попал под санкции, и больше они в Вену не ездили. В Москве я особенно к ним в душу не лезла – чувствовала себя «бедной родственницей».
И вот Иосифа Давыдовича нет в живых. Царство ему небесное!

 

 Ирина Мучкина

Детские фото Нелли Кобзон –
из семейного архива И. Мучкиной

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте