A+ A A-

Массовая паника в Вене и последняя жертва чумы

Загрузить PDF-версию новости

 жертвы чумы, Вена

Со времен Средневековья чума крепко держала Вену за горло. Эпидемии 1349, 1381, 1436, 1521, 1541, 1563–1566, 1605, 1679 и 1713 годов унесли жизни десятков тысяч венцев. Множество церквей и чумных колонн было воздвигнуто в знак благодарности Господу за избавление от этого страшного недуга.

 

Путешествие в Индию

Вообще-то чума в Европе к XIX веку уже стала историей. Но в Индии в то время она все еще была частым гостем. В 1897 году Австрийская академия наук снарядила группу медиков в индийский Бомбей, где тогда свирепствовала чума, чтобы получить пробы возбудителей болезни для дальнейших исследований в лаборатории Венского университета. Среди участников экспедиции был молодой врач Герман Мюллер.

Доктор Герман Франц Мюллер (1866–1898) И хотя в Австрии чумы не было уже несколько десятилетий, опасность ее новой вспышки была реальной. Зимой 1896–1897 годов от этого недуга в Бомбее умерли 10 600 человек. Из Индии болезнь проникла в Мекку, а оттуда ее могли завезти в Австрийскую империю боснийские паломники-мусульмане. Нужно было быть начеку. Особенно порты Триеста и Венеции могли стать «воротами» для чумы, а оттуда до Вены – пара часов пути по железной дороге. В этих портах были организованы санитарные посты, которые крайне тщательно досматривали прибывавших на кораблях из Азии, а команды выпускали на берег только после карантина. В ноябре 1896 года в Триесте от чумы умер боцман с турецкого судна, но, слава богу, он не успел никого заразить. Поэтому австрийские власти были заинтересованы в исследованиях возбудителей этой страшной болезни. Перед медиками поставили задачу выявить возможность иммунизации против чумы.


«Чумная лаборатория» и заболевший лаборант
В Вене доктор Мюллер проводил исследования с привезенными возбудителями легочной чумы на животных в специально оборудованной для этого «чумной лаборатории».

Венский госпиталь в конце XIX века госпиталь императора Франца Иосифа Кормлением и уходом за животными занимался лаборант Франц Бариш, который, хотя в целом и был исполнительным сотрудником, после работы любил хорошенько приложиться к рюмке. Поэтому, когда однажды в октябре 1898 года, придя на работу, он стал жаловаться на недомогание, тому не придали особого значения и его плохое самочувствие списали на грипп или на похмелье после выпивки. Лечащий доктор прочитал лаборанту наставления о вреде алкоголя и предложил отлежаться пару часов на кушетке в коридоре. Но, зная, в каком месте тот работает, врач проконсультировался с Мюллером, и оба медика решили на всякий случай изолировать больного.

Лечением лаборанта теперь занялся доктор Мюллер. Ему помогали две сиделки – опытная Йоганна Хохекер и новичок Альбина Пеха. Были приняты строгие меры изоляции и пресечены контакты с другими людьми. В письме родителям доктор Мюллер написал, что он, как врач и ученый, считает своим долгом находиться рядом с больным. Тем более что он чувствовал свою вину за то, что эта фатальная ошибка произошла именно в его лаборатории.
Лаборант Бариш умер через двое суток от тяжелой пневмонии. И только на следующий день после его смерти анализ мокроты показал, что это была не обычная, а чумная пневмония. Тело пациента вымочили в карболке, поместили в деревянный гроб (тоже обработанный карболкой) и запаяли в другой, металлический гроб.


Самоизоляция и меры предосторожности

изолирование больного госпиталь После смерти лаборанта Мюллер и обе сиделки оставались в самоизоляции. Также на карантин поместили шесть (как сейчас говорят) «контактов первого уровня» покойного лаборанта, в том числе его жену (то есть уже вдову).
Через день приносивший еду курьер обнаружил под дверью записку от доктора Мюллера, что у него и у молодой сиделки Альбины Пеха температура под 40, озноб и боли во всем теле. Оба были помещены в изолированные боксы госпиталя императора Франца Иосифа. Их лечащим врачом назначили коллегу Мюллера – доктора Пёха, занимавшегося вместе с ним исследованием чумной палочки. Были приняты максимально возможные на то время санитарно-эпидемиологические меры. После каждого визита к инфицированным и к контактировавшим с ними лицам доктор Пёх принимал ванну с антисептиками и сжигал всю свою одежду. Если учесть, что пациентов было восемь, то можно себе представить, что он полдня тратил только на то, чтобы купаться и переодеваться.


Всеобщая паника и финансовые потери

Доктор Мюллер и коллеги О трагическом происшествии написали газеты, и это вызвало настоящую массовую панику в городе. Власти пытались успокоить население, объясняя, что все под контролем. Но никто этому не верил. Пошли слухи, что инфицированные чумой крысы и морские свинки разбежались из университетской лаборатории по всей Вене. Внутренности умершего от чумы Бариша якобы бросили в канализацию, и теперь все подземные воды заражены чумой.
Люди – кто имел такую возможность – стали в спешке уезжать из города. Венские отели, гастхаузы и все занятые в сфере обслуживания несли большие потери. Из гостиницы «Бристоль» за день съехали 50 гостей. В «Гранд Отеле» осталось только восемь человек. Османский султан запретил въезд в Турцию тем, кто прибывал со стороны Австрии. Депутаты венгерского парламента обсуждали принятие мер против «завоза» чумы из земель австрийской короны. Бургомистр Вены Карл Люгер возмущался: «До чего мы дожили! Во всех странах пороховые фабрики и другие опасные производства располагают вне жилых массивов, а у нас в самом центре Вены пьяные вахтеры и лаборанты жонглируют бациллами страшнейшей болезни.»
Дело дошло до трагических курьезов. В деревне в Нижней Австрии мать лаборанта Бариша слегла от горя при вести о смерти сына, и по домам поползли слухи, что она больна чумой. Бургомистр вынужден был выставить круглосуточную охрану у жилища стариков Баришей, потому что местные крестьяне грозились его поджечь. Многие жители сбежали из деревни.

 

Кто же стал последней жертвой чумы?

Памятник доктору Мюллеру 32-летний доктор Мюллер стойко отверг всякое лечение и умер через четыре дня – 25 октября 1898 года. Через несколько часов после его смерти на Западный вокзал Вены прибыл поезд с нарочным из парижского Института Пастера, привезшим с собой недавно изобретенную противочумную сыворотку.
Ее ввели 21-летней сиделке Альбине, состояние девушки ненадолго улучшилось, но через неделю умерла и она. Из находившихся на карантине шести человек, имевших контакты с инфицированными, больше никто не заболел, хотя у некоторых наблюдалась повышенная температура. Но, возможно, это были последствия всеобщего чумного психоза и самовнушение.
Итак, чума 1898 года в Вене забрала на тот свет трех человек.
В 1899 году в старом венском госпитале AKH (сейчас университетский кампус) поставили памятник доктору Мюллеру. За свою короткую жизнь он успел провести значимые исследования и опубликовать труды по лейкемии, астме и чуме. Он также официально считается последней жертвой чумы в Австрии.

Альбина Пеха, центральное кладбище Вены Но на самом деле последней жертвой чумы в стране стала 21-летняя Альбина Пеха, а не доктор Мюллер. Она вообще-то не хотела быть сиделкой, но потом передумала. Может, ей посулили повышенную ставку за такую опасную работу. На Центральном кладбище Вены девушке поставили памятник с эпитафией, выражающей благодарность за ее самоотверженность и жертвенность. Доктор Мюллер покоится на том же кладбище неподалеку от нее.

 

Наталья Скубилова, г. Вена
Фото подобраны автором

Читать статьи из Нового Венского

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Prev Next

Новый номер журнала

Мы в Facebook

Free counters!

Мы Вконтакте